magas_dedyakov (magas_dedyakov) wrote,
magas_dedyakov
magas_dedyakov

Categories:

Исса Плиев, Новочеркасск и казаки.

Это вторая часть цикла об Иссе Плиеве. Начало здесь.

В 2008-ом году, через несколько месяцев после «Пятидневной войны», Осетия отмечала 105-ый день рождения своего легендарного воина Иссы Плиева. В это время, флагман ингушской блогосферы ingushetiya_ru проливал крокодильи слезы по расстрелянной демонстрации в Новочеркасске, называя Плиева не иначе как «палач казаков Новочеркасска». Видать, ингушский блогер уже оплакал терских казаков Сунженского округа, планомерно вырезаемых большевиками и их «ландскнехтами»-ингушами, и принялся за казаков Дона.

Есть почти мистический символизм в том, что в период Великой Отечественной Войны Исса Плиев командовал кавалеристами, которые, в большинстве своем, были именно казаками. Очень красочно это описывает это Сергей Алексеев в книге «Великие битвы великой страны»:

«Одной из казачьих дивизий (кубанской) командовал генерал-майор Исса Александрович Плиев.
Огневой, задорный народ кубанцы. Собрались в дивизии казаки из станиц Советской и Вознесенской, Отрадной, Попутной, Лабинской, Кавказской и многих других. Хороши под кубанцами кони. Хороши у кубанцев песни. Шашки в бою как молнии. Во многих боях рубились кубанцы. Особенно памятен бой у деревни Горбово. Наступали тогда казаки, гнали врага на запад. Захватили конники Горбово, но тут на помощь своим подошли фашисты. Дивизия приняла встречный бой. Плиев решил ударить во фланг противнику. Однако идти в атаку нужно было открытым местом. Прямо от села начиналось большое поле. Ветер бежит по полю. Гонит с бугра снежинки. Смотрит на поле Плиев. Хорошо, конечно, ударить во фланг, однако сколько людей погибнет здесь на открытом месте.
Задумался генерал. Вдруг слышит:
– Товарищ комдив!
Поднял Плиев голову. Видит – стоит перед ним казак. Казак настоящий, с усами, в кубанке. Уже в годах.
– Откуда, служивый?
– Из станицы Попутной.
– Слушаю вас, товарищ.
– Товарищ комдив, дозвольте совет.
– Совет так совет, – улыбается Плиев.
Подошел казак к генералу, стал что-то шептать на ухо.
Слушает Плиев:
– Так, так.
Руками что-то казак показывает. Улыбается Плиев:
– Так, так. – Совсем оживился Плиев: – С удальством, по-казачьи, значит?
– Так точно, по-дедовски, товарищ комдив.
Дал Плиев команду идти в атаку.Построились казаки на улицах Горбова. С места взяли в карьер, в галоп. Донеслись до околицы. Вот и открытое поле. Помчались кони вперед на врага.Но тут встретили фашисты конников залпами. Вот неудача! Повалились из седел всадники. Повисли на стременах. Разгоряченные кони вперед несутся. Довольны фашисты: отбили атаку. Несутся по полю кони, тащат тела казаков. «Ага, и лошади будут наши!» – рады фашисты двойному везению. Кони и правда несутся к ним. Вот-вот и хватай скакунов за уздечки.
И вдруг… что такое?! Не верят фашисты своим глазам. Видят и все же не верят. Остановились вдруг кони в беге. Ожили, как в сказке, убитые всадники. Поднялись на стременах. Приложили к плечам автоматы. Огнем, как косой, по фашистским рядам прошли.
Увенчалась успехом казацкая хитрость. Откатились назад фашисты. Взяли в галоп эскадроны. Острой казацкой шашкой довершили лихое дело. Горд Исса Александрович Плиев:
– Джигитовка! Высший казацкий класс!»

Максим Кантор в своей книге «Красный свет» приводит довольно любопытный рассказ о времени, когда Плиев находился в подчинении у генерала Андрея Власова (да, того самого предателя, чье имя стало нарицательным), тогда еще советского военачальника:

«Приказ, данный полку, исходил от генерала Плиева, тому приказал генерал Власов, а Власов был строг – ему отдали приказ из Ставки. На ту пору оставалось немного времени до того момента, как длинный сутулый генерал перешел на службу к Гитлеру – но в те дни он еще был красным командиром и приказывал атаковать гитлеровцев. Пройдет время, и он будет приказывать вешать партизан – но сегодня сказал Плиеву так:

– Вас поддержат партизаны.
– Какие партизаны, Андрей Андреевич?
– В лесах имеется партизанская сеть.
– А как с артиллерией? – спросил Плиев.

– Выдвигайтесь, время пошло. Артиллерию развернуть времени не будет. У Вас, Исса Александрович, орден, как я знаю, имеется. Будьте его достойны.

Сам Власов имел орден Ленина за номером 770, орден редкий. Спустя полтора года, когда фюрер наградил его Железным крестом с дубовыми листьями, Власов отдал орден Ленина фюреру – взамен: не носить же оба ордена одновременно. [..] Андрей Андреевич в телефонограмме дважды подчеркнул хлесткое слово «в лоб». Полк должен был на рысях идти вдоль шоссе, а потом стремительно пересечь снежное поле и с налету овладеть Середой, где сосредоточено крупное соединение немецких войск. Так сказал Власов, выполняя стратегический план Жукова. Правда, Жуков не говорил об атаке через поле, а Власов поле представлял отлично. Открытое снежное поле шести километров в ширину было смертным ложем для кавалерии – и когда Власов сказал «атака в лоб», он понимал, что кавалерия доскачет не в полном составе. Это была необходимая жертва. Власов должен был отчитаться о взятии Гжатска, а как поступить с Середой, оставили на его усмотрение – вероятно, можно было предложить идти в обход Середы, но Власов считал такое поведение неразумным.

[...] Приказ Власов, командующий 20-й армией, отдал Иссе Александровичу Плиеву, который своих конников ценил.

Плиев, не сказав ни слова, повесил трубку, имитировал разрыв связи – и когда Власов перезвонил спустя минуту, ординарец Плиева отрапортовал генералу Власову, что Плиев уже отбыл в штаб полка руководить атакой. Власов своим лающим крестьянским матом послал ординарца «бегом! бегом!» – догонять Плиева. Ординарец генеральский мат выслушал и повторил, что Плиев отбыл на автомашине.
– Я минуту назад с ним говорил!
– Так точно! Говорили, товарищ генерал.
– И он что, уехал?
– Так точно, товарищ генерал!
Плиев же спешил, понимая, что Власов не остановится – пришлет нарочных, заставит перейти в наступление – и надо такой приказ упредить. Плиев жалел своих солдат, большинство кавалеристов были с юга – ростовские, новочеркасские казаки – цены им нет, удалым ребятам. Пройдет двадцать лет, и в 1962-м мирном году генерал Исса Александрович Плиев будет командовать расстрелом рабочих в Новочеркасске, расстрелом сыновей тех самых казачков, которых он спасал сегодня. Пройдет двадцать лет, и он скомандует открыть огонь про демонстрации, просившей снизить цены на мясо и молоко – осатанели рабочие люди за шесть лет правления Хряка, – но военной зимой сорок первого Плиев людей берег.

Связавшись с полком, Плиев приказал выдвигаться немедленно, путь до Середы пройти лесом и ждать подкрепления пехоты – 50-го полка Немова и 74-го полка майора Кривошапки. Прежде еще выдвинутся лыжники – проведут разведку. При подходе подкрепления – атаковать Середу из леса, расстояние все же будет вдвое не таким смертельным, как при длительной лобовой атаке. Таким образом Плиев надеялся сократить неизбежные потери.
Но и этот приказ Плиева, приказ щадящий и, сколько позволяла ситуация, разумный, был гибельным: как ни сокращай расстояние – поле остается открытым; хоть от леса до Середы было вдвое короче, чем от дороги, все равно кавалерии надо было пересечь открытое снежное пространство. И на этом открытом пространстве – в точности как на площади перед райсоветом в Новочеркасске в 1962-м – будут бить по казакам в упор, без промаха».


Фактически нарушив приказ Власова, Плиеву удалось выполнить операцию по взятию Середы с минимальными потерями. Подробно о ходе этой операции можно прочитать в мемуарах генерала.

Нетрудно заметить определенную двойственность отношения Кантора к Плиеву. Как-то не вязался образ прославленного полководца, с образом человека отдавшего приказ о расстреле безоружной толпы. Однако эта амбивалентность легко объясняется тем, что автор верил в версию о «расстреле приказу по Плиева». А как же иначе? Ведь к началу 90-ых факты и домыслы о событиях в Новочеркасске так смешались, что разобраться в них стало практически невозможно.

Судьбы генерала Плиева и казачества оказались прочно связаны, и поэтому не является случайным, что именно донской казак стал тем, кто всерьез попытался разобраться, что все-таки было в Новочеркасске в 1962 г., и какова роль Иссы Плиева в произошедшем. Имя этого казака – Борис Алмазов.

Tags: Плиев Исса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments