magas_dedyakov (magas_dedyakov) wrote,
magas_dedyakov
magas_dedyakov

Categories:

Исса Плиев и "Кровавая суббота" в Новочеркасске.

Almazov

«В классе, кажется, во втором нам раздали анкеты: обыкновенные, я их потом сотни заполнял, но эта была первая. Старательно я вывел после букв Ф. и О. Алмазов Борис Александрович. Год рождения — 1944, а в графе национальность не без гордости написал — русский. Подумал и прибавил в скобочках — донской казак.

К моему великому удивлению, учительница на следующий день вытащила мою анкету из пачки других:
— Что это ты тут понаписал? — спросила она. — «Донской казак»!
— Но это же правда, — сказал я. — И папа, и мама, и дед, и прадед... все мы — казаки.
— Казаки были царскими прислужниками. Они пороли рабочих нагайками и воевали против Советской власти, — наставительно сказала учительница.
— Ну как же, — залепетал я, заливаясь краской. — А Ермак, Пугачев, а путешественник Седов, а художник Суриков... А мой дедушка! Он был учителем и никаких рабочих нагайками не...
— Перепиши! Нет никаких казаков, — приказала учительница. — Тоже выдумал — донской казак. Глупости какие!
И весь класс захохотал. Много лет прошло, а я все слышу этот смех.
— Мой дед погиб под Харьковом, отец воевал в казачьей дивизии... — но ребята хохотали все громче.
— Казак! Казак! — кричали они. — Белогвардейщина!
И я вдруг почувствовал, что я совершенно один. И никому ничего доказать нельзя. Меня никто не слышит. Передо мной — стена.
Что было дальше? Анкету я переписал, шепча сквозь слезы: «Терпи, казак»... Разве я мог поверить, что меня нет?! А вот учительнице я больше не верил. Как не верил впоследствии ни одному общепризнанному авторитету, ни мнению большинства, если оно не совпадало с моим собственным».
***
Именно так представляется borisalmazov в своей статье «Кровавая суббота: мифы, версии, свидетельства, факты, размышления» ("Дарьял", 1991 год, №№ 2, 3). Эта статья интересна тем, что автор не только систематизировал и проанализировал всю совокупность имеющихся на тот момент данных, но и ввел в оборот новые свидетельства происходивших событий. «Казачья тема» в ней важна по следующим обстоятельствам: первым слухом, который дошел до Алмазова был таким, что забастовка рабочих была представлена как «казачий бунт». «Нелепейший, ни на сотую долю процента не соответствующий действительности слух возник из традиционного представления о Доне, как о крае мятежном, где ничего кроме белоказачьего бунта и произойти-то не могло». Именно на подобном слухе и решил сыграть ingushetiya_ru в своем «плаче Ярославны», называющий Иссу Плиева «палачом казаков Новочеркасска». «Второй слух настиг меня вслед за первым и был столь же нелеп и столь же фантастичен: "Новочеркасские рабочие восстали, а казаки Плиева их порубили, постреляли, подавили танками". Этот слух расшифровывается легко: И. А. Плиев командовал во время войны казаками. Существовала даже такая газетная формула: "доблестные казаки Плиева". Именно так воспринимала его стоустая молва, таким рисовали его на почтовых открытках. Само сообщение о том, что Плиев в Новочеркасске, и полное отсутствие другой информации порождали этот чудовищный слух».

Сущность многих слухов о событиях 1962 г., Алмазов определяет как «былички» — один из видов устного народного творчества. «В нем есть то, что напоминает литературные или исторические реминисценции. И не исключено, что та или иная ситуация, бытующая в слухе, перекочевала туда из художественной литературы или из кино». «Например: офицер, стреляющийся перед строем. Сравните аналогичный эпизод в романе М. Булгакова "Белая гвардия". Дети, оказавшиеся на деревьях и ставшие первыми жертвами залпа, направленного вверх,— сравните с аналогичным эпизодом в описании событий 9-го января 1905 года. "Не наши солдаты". Русские стрелять отказались — пригнали кавказцев... А, скажем, на Кавказе, когда я расспрашивал о Тбилисских событиях 1956 года, услышал аналогичный рассказ: "Солдаты-грузины стрелять отказались, тогда пригнали эстонцев или латышей..." А начинаешь работать с воспоминаниями о революционных событиях в Российской империи, постоянно наталкиваешься: "Русские солдаты отказались стрелять и тогда пригнали казаков (будто они не русские — Б. А.) и черкесов". Это тоже традиция "былички". И легко объяснимая. Народ-мифотворец не мог допустить, чтобы его сыновья стреляли в своих братьев, и поэтому выдвигал версию "не наших солдат"». От себя добавлю, что якобы произнесенная директором Электровозостроительного завода Курочкиным фраза: «Не хватает денег на мясо — ешьте пирожки с ливером», считающаяся «триггером» дальнейшей трагедии, уж очень похожа на аналогичную фразу, приписываемую (безосновательно) Марии-Антуанетте: «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные!». Интуиция подсказывает, что это не совпадение. Хотя, безусловно, судя по всему, какой-то словесный конфликт у директора с рабочими все-таки был.

Алмазов осторожно (он вообще разумно осторожен в оценках) сомневается в самоубийстве офицера перед строем, хотя у Солженицына конкретно этот эпизод «не вызывает сомнения». «Чтобы доказать то или другое утверждение, необходимо максимальное количество свидетельств очевидцев. Запрос в КГБ СССР, запрос во все инстанции, где могут знать фамилию офицера. [...] Не исключено, однако, что этот офицер, принесший себя в жертву, появился из потребности в герое! Уж больно мелодраматично. "Перед строем"».

Отдельного упоминания удостоился эпизод со «смуглыми солдатами», которые якобы и были «расстрельщиками» рабочих:

«Поскольку я собираюсь "во всем дойти до самой сути", разберемся с "не нашими солдатами" — это важно не для прошлого, это важно для нас и для будущего. Ну-ка, прикиньте, как бы в наши дни прозвучали слова: "Кавказцы" (черкесы, грузины, чеченцы, осетины — кто угодно) расстреляли русских, которые шли с мирной демонстрацией. Последствия были бы очень серьезными. Как говорят в таких случаях, "непредсказуемые". Впрочем — легко предсказуемые!» Как пример:

«— Скорее всего это были осетины!
— ???
— Плиев же — осетин!»
«Барклай де Толли был шотландец, но в 1812 году при Бородино не было ни одного шотландского стрелка в клетчатом кильте (юбке).
В подобной ситуации приводится доказательство по принципу «В огороде бузина, а в Киеве дядька»! Я уверен, что в 1962 году в СССР не было национальных воинских подразделений. И кавказцев или жителей Средней Азии среди военнослужащих было в Новочеркасске, вероятно, в той же пропорции, как и во всех вооруженных силах. Утверждать обратное можно с той же уверенностью, с какой доказывать, что у нас — «узбекский стройбат», где действительно узбеков больше, чем в других родах войск. Но причины здесь не национальные, а социальные».

Обстановка в гроде накалилась до предела: «С каждой минутой руководство завода теряло способность управлять ситуацией. «На НЭВЗ прибыл бывший в то время секретарь обкома партии Басов. Руководство завода попыталось с балкона говорить с рабочими. [...] В говорящих полетели бутылки, камни, «тормозки»... К вечеру попробовала навести порядок большая группа милиции.Отряд смяли, несколько милиционеров получили ранения.Солдаты, посланные на территорию завода, также ничего не смогли сделать. Автомашину с рацией перевернули, одному солдату сломали руку. Полностью обанкротившиеся "отцы города" и "руководители народа" теперь уповали только на армию, собираясь, так сказать, применить на практике лозунг, что был на пушках Людовика XIV — "Последний довод короля!"»

А вот с этого момента я попрошу читателя внимательно следить за событиями:

«1 июня в 13.00 первый секретарь Ростовского обкома КПСС т. Басов А. В. позвонил командующему войсками Северо-Кавказского военного округа Плиеву И. А. С этой минуты на генерала армии будет переложена вся ответственность за события, случившиеся в Новочеркасске в последующие дни. Армии придется расхлебывать то, что в течение долгого времени наворотили городские чиновники. В тот же день, 1 июня, солдатам придется выручать "начальников", в том числе и т. Басова А. В., который после неудачного выступления с балкона забаррикадировался в здании заводоуправления, а потом прыгал со второго этажа в объятия разведчиков, спасавших его от разъяренных рабочих. Интересно, что говорил Басов А. В. генералу Плиеву по телефону? Откуда он звонил? Из здания заводоуправления, сидя в осаде, или раньше, до того, как отправился на завод "говорить с народом".

Я думаю, что раньше. Поскольку, как свидетельствуют офицеры штаба Плиева, генерал в это время подводил итоги сборов руководящего состава СКВО. О событиях в Новочеркасске ему ничего не было известно: когда его вызвали к аппарату связи, он приказал, чтобы "все участники сборов шли на обед, после которого будет показ новой техники", т. е. все шло своим чередом."Однако, во время обеда, было объявлено новое решение командующего войсками округа: генерал-лейтенанту Иваненко Д. А., командиру и начальнику политотдела соединения и командирам частей Новочеркасского гарнизона вылететь вместе с ним в г. Ростов, а остальным участникам сборов — убыть в свои гарнизоны".
Около 16.00 генерал армии Плиев И. А. и сопровождавшие его лица прибыли в Ростов-на-Дону. Встречавший их на аэродроме заместитель начальника штаба округа полковник Назарько А. И. доложил коротко об обстановке в войсках и на НЭВЗ. Докладывая о положении дел на заводе, он сообщил, что руководство города Новочеркасска и области неоднократно обращалось в штаб соединения и округа об использовании войск для наведения порядка в районе НЭВЗ, но им разъяснялось, что для этого необходимо решение министра обороны СССР.

Прямо, чуть ли не физически ощущаешь, как неохотно армия ввязывалась в этот конфликт. Даже сейчас, много лет спустя, в воспоминаниях офицеров, бывших тогда в Новочеркасске, за внешней сдержанностью сквозит весьма определенное отношение к тем, кто заварил в городе кровавую кашу, кто довел народ до забастовки. "Необходимо признать, что руководители партийных и советских органов города Новочеркасска и области в создавшейся обстановке проявили растерянность, пассивность, медлительность и даже трусость..."»

«Я думаю, что и сам Плиев, и его штаб, и офицеры-командиры подразделений прекрасно понимали, какую неадекватную конфликту силу притянули в город его незадачливые руководители. И старались они, как могли, сдерживать ее. Доказательством этому, на мой взгляд, служит несколько обстоятельств. (Которые требуют, однако, документальных подтверждений.) Военные действуют строго по приказу. Сам Плиев прибывает в Новочеркасск, когда там уже находится член Президиума ЦК КПСС Кириленко (ждут Козлова и Микояна). Вероятно, Кириленко и привез распоряжение министра обороны Малиновского. Армия не предпринимает никаких шагов, которые могли бы накалить и без того сложную обстановку. Несмотря на то, что по одной версии — одна, по другой — две военные машины у завода были перевернуты, конфликт между солдатами и рабочими не возник. [...] Мне кажется, что у сторонников убеждения, что армия явилась «карать», не найдется аргументов, чтобы отрицать то, что яростное нападение на штабную машину вполне могло бы послужить поводом для открытия огня. Но стрельбы не было, как не было ее и еще в нескольких десятках эпизодов, когда армия удерживалась буквально «на грани» допустимого. И это не случайность. У солдат был категорический приказ, личное распоряжение министра обороны маршала Малиновского: «для наведения порядка в районе Новочеркасска разрешаю использовать войска, но боевого оружия не применять» (распоряжение получено во ВЧ командующим войсками округа через начальника штаба округа генерала Степшина). Наверняка оно сохранено в архиве Министерства обороны».

Далее Алмазов добавляет: «если бы над военными дамокловым мечом не висел приказ вызволить забаррикадированных в заводоуправлении начальников, они бы и не появились на заводе, ограничившись охраной военных и гражданских объектов в городе.Но приказ был отдан, и его нужно было выполнять.

«Мы поняли,— рассказывает полковник Давыдов,— что задача, которая нам поставлена, не из легких. Возвращаясь в военный городок для доклада (там располагался штаб Плиева — А. Б.), мы увидели колонну автомашин с солдатами. Они были с оружием, но все без боеприпасов».
На этой детали следует остановиться особо. По свидетельству нескольких офицеров, готовых это подтвердить перед любой комиссией и привести дополнительные доказательства, генерал армии Плиев предупредил генерала Олешко, на которого была возложена задача вызволения аппаратчиков, ни в коем случае оружие не применять, а во избежание каких-либо случайностей — сдать боеприпасы».
***
Как мы помним по предыдущей публикации, заместитель Плиева генерал Шапошников утверждал, что получил приказ атаковать танками толпу (пресловутое «Атакуйте!») .Также он добавляет:«В двадцатых числах мая [т.е. больше чем за неделю до забастовки — MD] командующий СКВО генерал И. А. Плиев получил шифровку, в которой было сказано: поднять войска по боевой тревоге и сосредоточить их в районе Новочеркасска». Если все было именно так, то вся дальнейшая операция представляла собой заранее спланированную карательную акцию под начальством генерала Плиева, о чем и свидетельствуют показания Шапошникова.

Tags: Плиев Исса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments