magas_dedyakov (magas_dedyakov) wrote,
magas_dedyakov
magas_dedyakov

Categories:

Башир Далгат и истоки ингушского понта

На рынке торгуют армянин и грузин.
Армянин говорит:
- А армяне лучше, чем грузины!
Грузин молчит. Армянин снова:
- А армяне лучше, чем грузины!
Грузин опять молчит.
- А армяне лучше, чем грузины!
Взбешенный грузин не выдержал:
- Ну чем они лучше, чем?!
- Чем грузины!
***

Товарищ bitarov порадовал: «Чахк Норрис передает тебе привет) http://tamerson.livejournal.com/486860.html». Честно скажу, когда мне присылают что-то написанное Тамиком или Бесиком, я уже заранее знаю, что прочитаю нечто угарное. Каждый раз я даю себе слово, что меня уже ничем не удивить, но «пацаны ваще ребята», молодцы, так держать!

Пространный текст начинается так: «Недавно наши соседи в своем кружочке на анти-ингушском паблике кости кавказкие перамалывали». Я так понимаю, что речь о МОЕМ паблике, хотя он настолько же «антиингушский», насколько «антиосетинский» любой ингушский паблик. Однако пациенты стараются не упоминать MD всуе. А зря, была бы ссылочка, было бы легче понять «чего там только не было и как не крутили историю», а то из пересказа не очень понятно. Да и зная тягу Тамика к влажным мечтаниям, которые он силится выделить в некую «единую концепцию», как-то не очень проникаешься к нему доверием. Ладно, черт с этим. Так в чем же суть нынешнего спича «недобекова»? Она такова:

Башир Далгат

1. Осетины не аланы.
2. Аланы
«мужественны», осетины - нет.
3. Ингуши
«мужественны», следовательно они «аланы».
4. Ученые подтверждают это всё.


Прежде всего, похвалю Тамика за то, что он хотя бы старается родить из себя концепцию, выходит плохо, но парень не сдается. Это не его даже вина, просто из-за общей шизофреничности ингушских историко-идеологических построений невозможно прыгнуть выше потолка, смачно укусив себя за локоть. Всерьез комментировать корреляцию «мужественность – аланскость», это все равно рассуждать на тему: «Почему немцы скупые, американцы толстые, русские добрые, а англичане любят файф-о-клок?». К этому же стоит добавить, что «все китайцы – каратисты, а корейцы –математики». Вообще этой логикой можно далеко зайти. Викинги были крутые, ингуши (по их же утверждению) тоже крутые, следовательно, ингуши – викинги. Ашыдыбля, а кто не знает Митхуна Чакраборти, который считался крутым галгайским перцем еще до того, как это стало мейнстримом?!

Дальше больше, в качестве подтверждение своих построений, Тамик приводит выписки из работы Башира Далгата «Родовой быт и обычное право чеченцев и ингушей». Ну что ж, если ингуши хотят поработать с Далгатом, будем работать с ним, тем более ему есть, что сказать. Кстати, отмечу, что сканы из работы Далгата взяты из группы «Bærzæfcæg». Т.е. сидит ингуш в осетинской группе MD, потом бежит в осетинкую же группу Bærzæfcæg в поисках компромата на осетин же. Ничего в этом криминального, конечно, нет, просто еще одна иллюстрация старого тезиса о паразитизме ингушей на всем осетинском. Итак, tamerson пишет «дабы сильно на штормило наших соседей напомню им строки из Башира Далгата, которые он записал со слов жителей края в конце 19 века». Собственно заявлений два:


  • «По словам Казбыка с осетинами (по-ингушски «heri») ингуши жили прежде не совсем дружно; постоянно обижали их, грабили и относились к ним с предубеждением, считая их по доблести ниже себя. Что касается осетин, то они не осмеливались вступать для грабежа на территорию ингушей; ингуши к названию осетин прибавляли унизительный эпитет, говоря — картабыт-ирон (в переводе с ингушского — бьющие челом). Есть и продолжение, опущеное Тамиком: «Но бывали и взаимные браки между ингушами и осетинами, бывали и переселения одних к другим, бывали даже единичные случаи дружбы между ними. Старик Ганыж тоже пристрастного мнения об осетинах. Как и ингуши, так и осетины прежде были керестан (христиане). Из осетин, по его словам, только одни куртатинцы и тагаурцы были благородной (княжеской) крови. Все же остальные осетины стояли ниже ингушей.  Осетины,— говорит он,— вообще племя, так себе.— Это — народ, по его мнению, хитрый, но все же более гостеприимный, нежели кабардинцы. Что их унижает— это отсутствие всякого самолюбия; никто не считает их храбрыми. Не было случая, чтобы осетинские наездники увезли что-нибудь из Назрани; ингуши же у них постоянно увозили жен, девиц и угоняли скот.
    В настоящее время все же с осетинами у ин
    гушей больше общения и отношения сносные, хотя они по
    прежнему не любят друг друга и воруют скот. При всем своем
    отрицательном отношении к осетинам, Ганыж все же справедлив и
    воздает должное осетинским алдарам, хвалит их за мужество, бла
    городство, и приводит такой пример из прошлой жизни. Дударовы
    были весьма храбрые алдары
    ».

  • «Между ингушами и осетинами в старину не было никогда мира и солидарности; они вечно питали друг к другу взаимную неприязнь, редкий осетин мог просто приехать к ингушам; только хорошие осетинские алдары и то при хороших кунаках из ингушей могли приезжать к ним; они тоже ездили только к алдарам. Что ингуши успевали перевезти или перегнать через Терек (осетин и ингушей разделял Терек), то всегда оставалось в их руках; осетины дальше не преследовали их, боясь вступить на территорию ингушей. По рассказу Ганыжа, лет 200-250 тому назад, когда ингушей постигло большое несчастье — «большая холера», как говорят ингуши («доку»), и они ослабели, только тогда осетины, у которых не было этой болезни, совершали набеги на ингушей и угоняли у них скот».

Второй пункт Тамик почему-то из своего поста убрал. Кто такие Казыбек и Ганыж? Об этом можно узнать из другой работы Далгата «Первобытная религия чеченцев и ингушей». «Ганыж Абыевич Келигов-Фалханов: родился он в селе Байки Мецхальского общества. Никогда не был на войне и занимался хозяйством. Старшиной сельским не бывал, а от низших сельских должностей постоянно отказывался (квартального юрты-турк, всадника и пр»); ему эти должности не нравились из-за необходимости вмешиваться во всякие конфликтные ситуации. Он же предпочитал спокойный образ жизни. Уже пять лет, как он оставил свое родное гнездо - Байни - и живет теперь в Длинной долине близ Владикавказа у входа в Дарьяльское ущелье. Ему теперь шестьдесят с лишним лет; до выселения с гор восемь лет он был жрецом в трех обществах - Байни Фелхали, Мецхали (и Джерах)».

Т.е. жрец, который даже никогда не воевал, выполняет роль «специалиста по храбрости» других народов: «Кабардинцев ингуши называют «черси» (черкесы)— населяющих Малую Кабарду, и — «габыртой» — населяющих Большую дальнюю Кабарду; от них ингуши научились приличию, этикету, и для этой цели они часто посылали детей своих на воспитание в Кабарду. Кабардинцы часто беспокоили ингушей, делали набеги на их земли; но они всегда получали отпор от ингушей и, в конце концов, оставили последних в покое. Кабардинцы — народ хотя и не гостеприимный, но работящий. У них много холопов, которые и несут почти все хозяйственные работы. Они прежде занимали всю плоскость от Тарского ущелья и до Кабардинских гор, называемых Малгабек, и находящихся под Моздоком; но впоследствии постепенно были оттеснены ингушами в Малую Кабарду. Кабардинцев ингуши считают не храбрым народом, за исключением князей и узденей; сами ингуши считались наравне с кабардинскими узденями, а князей у себя не имели вовсе».

Короче, осетины — трусы, кабардинцы — трусы, и только их князья могут быть ровней «храбрейшим из храбрейших» ингушам. Прошло больше ста лет, а аргументы этого позерства и самохвальства даже не поменялись.

«Другой старик, столетний Газбык Казиевич Хабиев-Буржаев, житель селения Арзи Мецхальского общества Сунженского отдела Терской области. Его биография также чрезвычайно интересна; жаль, что о ней мне приходится говорить здесь лишь то, что непосредственно касается настоящей работы. Если Ганыж - тип мирного ингуша, вполне соответствующего отправляемой им роли жреца» то Газбык - воин в полном смысле этого слова. С самого начала нынешнего столетия он верно служил русским в качестве добровольца и участвовал почти во всех походах их во время покорения Чечни и Дагестана; за храбрость получил две медали; женился, будучи 40 лет от роду; из двенадцати детей восемь умерло, а четверо живы и теперь; жена также умерла».

Как говорится, вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Т.е. тип, который отзывался Далгату об осетинах как о «бьющие челом» (видать русскому царю), для этого самого царя завоевывал Чечню и Дагестан. Не сказать, что это происходило без последствий. Когда читаешь «Акт присяги ингушей» (1810 г.), и обстоятельства его подписания, все время ловишь себя на мысли, что это размазывание соплей со строны «храбрейших» по лицу перед русскими как-то слишком, даже для тех времен. Сам Далгат прекрасно понимал, что его информаторы ему натурально, что называется, «гонят туфту»: «Прибавлю от себя, что вышеприведенная характеристика осетин пристрастна: в ней сказывается вековая рознь, бывшая между этими двумя народами. Спросите вы осетина, какого он мнения об ингушах, так он всегда скажет, что ингуши— воры, собаки... не добрые люди». Далгату удалось тонко уловить причины этого явления: «Национальная гордость и чрезвычайная щепетильность, самолюбие ингушей не позволяют им сознаться, что своим избавлением от более многочисленного и сильного кабардинского племени они обязаны русским». Ингуш, перечитывай эти строчки, когда в очередной раз решишь пройтись словами по мамам «проклятых русских свиней».

Тот же Далгат писал:
«Постепенно ингуши также начинают выселяться около половины XVIII столетия на плоскость и селиться при входе в Дарьяльское ущелье. Они подпадают под владычество кабардинцев, а часть их считается подданными аксайских, или кумыкских князей и Шамхала Тарковского. Кабардинцам они платят дань "по одному барану или железа на одну косу" вплоть до начала XIX столетия». «В 1810 г. ингуши заключают договор с командующим Владикавказской крепостью полковником Дельпоццо, в котором, присягая на верноподданство России и выговаривая себе свободу от дани кабардинцам, обязуются "к проповедованию и введению у нас магометанского закона эфендисв, муллов и прочих особ духовных магометанских отнюдь не принимать, не допускать и мечетей не строить". Они говорили: "Мы считаем врагами Российскому престолу и себе всех окружающих нас магометанского закона народов, каковыми являются чеченцы, кумыки и кабардинцы"». «Однако полковник Дельпоццо в своем рапорте генералу Булгакову поясняет, что ингуши - народ кичливый и вероломный. И действительно, войдя в тесную связь с кабардинцами и чеченцами, они переселились все из окрестностей Владикавказа на место, именуемое Назрань, приняли мулл, построили мечети, приступили к исповедованию магометанства и обязались как кабардинцам, так и чеченцам платить дань. На вид они остались подданными России, по тайно принимали участие в грабежах чеченских партий. Когда же сами они стали терпеть от соседей, опять заговорили о русском подданстве». Как видим, люди во все времена знали цену ингушским понтам.

Было бы ошибкой считать, что понты двух информаторов Далгата не коснулись родственных ингушам чеченцев: «Орцхалов выстроил для себя высокую деревянную башню и назвал ее «башней на ногах» (на четырех столбах); в ней могло поместиться для обороны несколько сот человек. Чеченцы, проведав, что какой-то смельчак завладел оспариваемым ими от кабардинцев местом, пошли на него войною. Ингуши не испугались чеченцев и, забравшись в башню, стали защищаться, отстреливаться; убитых они клали туда, где окна были побольше, и загораживали себя трупами. От их огня чеченцы, наконец, не выдержали и обратились в бегство; ингуши пустились в погоню за ними с обнаженными шашками в руках и рубили их до самой р. Нитты-хой-хи; все это про-странство было усеяно трупами чеченцев. Олхузор Ахушкович Хулухоев тогда же сочинил песню, воодушевившую ингушей в битве их с чеченцами: «Наездники, основавшие во главе Карцхал Орцхоева Назрань, улучшающие с Гайты-Байтыровым Назрань! Сегодня берут ее чеченские наездники. Поэтому, кто только мужчина, должен обороняться и гнаться за чеченцами, держа обнаженную шашку в руках!» Воодушевленные словами песни, ингуши одержали победу. После этого чеченцы не осмеливались более беспокоить ингушей». По поводу последнйе фразы, Далгат сдержанно отметил: «Это исторически неверно, потому что известны походы чеченцев к ингушам не только в XVIII, но и в XIX столетии».

Должен сказать, что обозначенные выше пункты не являются единственными на которых Далгат ловил своих (при всей к ним симпатии) информаторов-ингушей, но это уже другая история.

ДыууаИу

Тамик-tamerson, конечно, может опять завопить про «осетины все подстроили», «Абаев проплатил», «Сталин сжег» и т.д., но факты – вещь упрямая. Ингушам надо хоть чуть-чуть урезонить свое самохвальство. Да, ребят, тяжело, как-никак историческая черта, но «надо, Федя, надо». Чай не 19-ый век на дворе. Что касается конкретного вопроса, поднятого Тамиком, то походы осетин в Ингушетию являются секретом только для нынешнего поколения ингушей: «Нередко тагаурцы, в свою очередь, нападали на другие племена, доходили, например, до р. Ассы, как видно из хвалебных песен их, угоняли скот, увозили детей и жен тамошних жителей. Лучшей дорогой для таких набегов считался путь через Тарскую долину» (Газ. «Терские ведомости», 1869, № 8). Даже когда ингуши стали заселять эту самую долину, они все еще не могли чувствовать себя в безопасности.

Ахриев Далгат


Тамик пишет: «История давно и прочно стала инструментом политического шантажа. Под ее предлогом воришка оправдывает свое нахождение в доме соседа». Тамерсон, да ты ли это?! Ты ж брехун высшего разряда! То вы с Бесиком осетинский Лисри нарекли «ингушским», то Майрамадаг, то тебя отшлепывают твоими же выкладками по генетике, то ты фото ходжалинцев выдаешь за мифических убитых «заложников-ингушей в Беслане», и т.д. и т.п. Черт с ним, с совестью, но Бога-то ты неужели не боишься? Или «на войне все средства хороши»? Да, Перевалов обижен на осетин вообще, и на СОИГСИ в частности, но ты когда его приводишь для подкрипления своих бредовых идей об аланах, сделай себе труд хоть ознакомиться с его научными публикациями:

Перевалов
Перевалов С.М. Аланы // Российская историческая энциклопедия. Под ред. акад. А.О. Чубарьяна. Т. 1: 2011.

Повторю для тупых: «ВСЕ ОНИ ОБЪЯСНЯЮТСЯ ИЗ ДИГОРСКОГО ДИАЛЕКТА ОСЕТИНСКОГО ЯЗЫКА». Ну и последнее: зачем-то Тамик свой бред об аланах проиллюстрировал (правда, уже стер) знаменитой фотографией делегатов съезда «Союза объеденных горцев». Зачем? Думал ли он, что там одни ингуши? Черт его, я не силен в психиатрии.
Съезд

PS. Поправлю комментаторов Тамерсона. alikhan68: «Не искажай аланское наследие, Тамер. Ты забыл, что только у них был культ коня, то есть когда умирал конь, с ним хоронили его хозяина». Конечно, не «когда умирал конь, хоронили хозяина», а немного наоборот. umalat06: «Культ коня был также и у ингушей. Насколько я знаю об этом, в частности, писал Шегрен А., Ахриев Ч. и др. (См: Шегрен А.М. Религиозные обряды осетин, ингушей и их соплеменников при разных случаях // Кавказ, №28. 1846 г.; Ахриев Ч.Э. Похороны и поминки у горцев. 1875 г. др. работы)». Ингуши ищут «аланскость» в правильном направлении, действительно, обряд «посвящения коня» считается чисто аланским, но, как обычно, ингуши к этому не имеет никакого отношения. Причем прямо указывает это наш сегодняшний герой – Башир Далгат. Шегрен просто смешал обычаи двух народов, причем указание на эту ошибку показалась Далгату настолько важным, что он упоминает об этой путанице чуть ли не на каждом шагу:

Далгат 1
Далгат 2
Далгат 3

И Шегрен был не одинок:

Далаг 4

Кстати, Тамер, не ты ли говорил о каком-то «ингушском правовом пространстве» у осетин? Зря ты тот пост закрыл, а то эпичный слив твой сохранился, а поста нет. Тут Далгат пишет:

Нормы Далгат

А что он про Джейрах пишет, мама дорогая! Короче, мой добрый совет всяким ингушским прогрессивным блогерам, положить аккуратно томик с Далгатом на саааааамую высокую полочку и не открывать его больше никогда. От греха подальше.

UPD. Сокращал Тамик свой пост, сокращал, и в итоге досокращался до того, что в конечной версии вообще убрал все упоминания о Далгате. Будем считать это совпадением)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments