magas_dedyakov (magas_dedyakov) wrote,
magas_dedyakov
magas_dedyakov

Category:

Исса Плиев - оболганный герой?

Книга Деркачева Михаила Андреевича, офицера по особым поручениям при генерале Плиеве. представляет громадный интерес для нашего небольшого исследования.

Книга называется «Особое поручение» (скачать можно тут), и посвящена кубинскому периоду биографии Иссы Плиева. Однако автор находит важным отдельно и обстоятельно остановиться на событиях в Новочеркасске.



Как видим, показания Деркачева, в целом, соответствуют свидетельствам других участников событий. Но перейдем к главному, к прокурорской проверке.

***

На знаменательном I-ом Съезде народных депутатов СССР состоялось выступление депутата Анатолия Собчака: «Товарищи депутаты! В газете "Комсомольская правда" за 2 июня этого года ряд народных депутатов СССР - Батынская, Емельянов и Соколов - напомнили нам о событиях в Новочеркасске 1962 года. По этим событиям семерым вынесли смертные приговоры, а значительное число лиц осуждено к различным срокам лишений свободы. Я предлагаю включить в пункт повестки дня Постановление Съезда, которым поручить Генеральному прокурору СССР опротестовать указанное судебное решение и принять меры к реабилитации соответствующих лиц. (Аплодисменты)».

По результатом этого выступления, было принято решение провести прокурорскую проверку обстоятельств использования в этих событиях войск Северо-Кавказского военного округа и внутренних войск МВД РСФСР, что и было призведено Главной военной прокуратурой. По материалам проверки один из ее участников опубликовал статью в Военно-историческом журнале. Газета "Дуэль" перепечатывала эту статью с некоторыми сокращениями.Имя генерала Плиева в статье упомянуто 13 раз. Рассмотрим каждый эпизод:

1. «Одновременно по приказу командующего войсками СКВО генерала армии Плиева в ночь на 2 июня 1962 г. к электровозостроительному заводу были направлены несколько танков и личный состав на бронетранспортерах. Такое распоряжение командующий округом получил от членов президиума ЦК КПСС Кириленко и Шелепина, прибывших в Новочеркасск 1 июня 1962 г. Это указание было одобрено Председателем Президиума Верховного Совета СССР Микояном и секретарем ЦК КПСС Козловым, прибывшими в город днем позже, а также по телефону министром обороны СССР Малиновским».

2. «Дальнейшие события развивались следующим образом. Утром 2 июня 1962 г. в Буденновском собралось несколько тысяч демонстрантов, в том числе женщины и дети, которые колонной направились в Новочеркасск. Целью этого шествия было добиться отмены условий, снижающих жизненный уровень рабочих, и освободить содержащихся в городском отделении милиции задержанных 1 июня в районе НЭВЗ наиболее "активных" участников митинга. Зная о готовящемся походе, находившиеся в 1-м военном городке Новочеркасска Кириленко, Шелепин, Плиев, Басов, а также Иващенко (начальник политуправления - член военного совета СКВО), Стрельченко (начальник УВД Ростовского облисполкома), Тупченко (начальник УКГБ по Ростовской области), Замула (председатель Новочеркасского горисполкома) и другие должностные лица приняли решение заблокировать танками и бронетранспортерами единственный путь в город - мост через реку Тузлов».

3. «Руководствуясь этим решением
(пункт 2, MD), командующий округом генерал армии Плиев приказал командиру подразделения Михееву выставить на мосту 9-10 танков и несколько БТР. При этом военнослужащие были со штатным оружием, но без боеприпасов и никакой команды на применение оружия против демонстрантов не получали».

4. «Как видно из шифротелеграммы командующего войсками СКВО Плиева и начальника политуправления - члена военного совета округа Иващенко, отправленной 5 июня 1962 г. в Москву (министру обороны СССР, начальнику Главного политического управления Советской Армии и Военно-Морского Флота, главнокомандующему Сухопутными войсками), при восстановлении порядка в городе и окрестностях было ранено 6 офицеров и 9 солдат и сержантов, около 40 военнослужащих получили побои и ушибы различной тяжести. Имелись повреждения танков, БТР, автомобилей и средств связи. Среди участников беспорядков было убито 22 и ранено 39 человек».

5. «Далее Фоменко пояснил, что возвратившийся из учебного центра и прибывший 1 июня 1962 г. в Ростов-на-Дону командующий войсками СКВО генерал армии Плиев, узнав о происходящих событиях в Новочеркасске, высказался о нецелесообразности введения войск в этот город. При этом заявил, что войска округа предназначены не для "усмирения" народа и какие-либо действия военнослужащих будут предприняты только после поступившей ему команды от министерства обороны СССР».

6. «По поводу высказываний бывшего первого заместителя командующего войсками СКВО генерал-лейтенанта Шапошникова на страницах "Литературной газеты" о якобы даче указаний командующим войсками округа генералом армии Плиевым на применение оружия против демонстрантов, Фоменко заявил, что это "личные безосновательные выдумки" Шапошникова».

7-12. «А вот какие объяснения представил Главному военному прокурору старший преподаватель Военной академии Генерального штаба генерал-майор П.П. Фалынсков:
« [...]
Во время нахождения нас в районе завода я видел там первого заместителя командующего войсками СКВО генерал-лейтенанта Шапошникова и генерал-майора Олешко, осуществлявших руководство прибывшими войсками. Увидел я их примерно в 18-19 часов 1 июня 1962 г. При этом я, как не имевший в тот момент при себе личного состава, был послан Шапошниковым в город Новочеркасск для доклада находившемуся в 1-м военном городке генералу армии Плиеву. При этом лично Шапошников мне сказал, чтобы со склада в военном городке я взял дымовые шашки для применения их против собравшейся толпы на заводе. Это он мне давал такую команду в присутствии Олешко, возможно, об этом слышал и Михеев (утверждать не могу), но знаю, что там стояли и другие офицеры. Сразу же считаю нужным сообщить, что весь личный состав военнослужащих, находившихся 1 июня 1962 г. у НЭВЗ (электровозостроительного завода), был без боеприпасов. Имелись только караульные боевые патроны, что положено по штату, но они находились в опечатанных металлических ящиках в бронетранспортерах. При этом находившийся в районе НЭВЗ генерал-лейтенант Шапошников никаких команд на то, чтобы разряжать автоматы, сдать боеприпасы (как об этом извращенно описывается в печати, а именно в газетах "Литературная газета", "Комсомольская правда"), не давал и не мог давать, поскольку никаких боевых припасов у личного состава не было. Одна команда с его стороны в мой адрес была та, о которой я уже пояснил. Мне был предоставлен автомобиль ГАЗ-69, на котором я благополучно прибыл в военный городок и доложил генералу армии Плиеву, что обстановка на НЭВЗ сложная, никто там не работает, люди собираются группами, бродят по заводу, отдельные из них в пьяном виде. Одновременно я Плиеву доложил, что воинские подразделения расположились вокруг завода, одна радийная машина (о которой я сообщил выше) повреждена. Когда я прибыл в военный городок, то встретил начальника политуправления - члена военного совета СКВО генерал-лейтенанта Иващенко, которому доложил об обстановке на заводе (НЭВЗ). Одновременно я ему доложил и указание Шапошникова на получение со склада двух ящиков с дымовыми гранатами, на что Иващенко возмущенно ответил: "Вы что там, на заводе, с Шапошниковым с ума посходили, против рабочих применять дымы?" Он запретил мне получать дымовые гранаты и посоветовал об этом Плиеву не говорить. На мой доклад генерал армии Плиев приказал, во что бы то ни стало освободить заблокированного в заводоуправлении Басова, при этом сообщил, что у того повторяются приступы астмы, что чревато для его здоровья. Он также приказал, чтобы затем после освобождения Басова отправить в Ростов-на-Дону. С этим приказом я и возвратился к заводу, где передал указания Плиева лично Шапошникову. Вопрос к этому времени - моему прибытию к заводу - о применении дымовых гранат не поднимался. После моего доклада Шапошников подозвал (в моем присутствии) к себе командира подразделения роты спецназа и что-то тайком с ним обсуждал. Немного позднее мне стало известно, что личный состав спецназа, переодевшись в рабочую одежду, проник в заводоуправление и увел оттуда Басова без каких-либо эксцессов. В общем, можно сказать, что освобождение Басова - это заслуга генерал-лейтенанта Шапошникова. После моего доклада Шапошникову я больше от него никаких команд не получал и о дальнейшей его роли я не знаю...»

А вот на последний пункт я хочу обратить особое внимание читателей, т.к., возможно, именно в нем скрыта суть всей эпопий с Шапошниковым и его знаменитым "
Атакуйте!".

13. «Дальше Фалынсков сообщает, что после прочтения в "Литературной газете" за 21 июня 1989 г. статьи Щекочихина о событиях в Новочеркасске он написал опровержение, экземпляр которого передал в Главную военную прокуратуру. В этом опровержении доказывается фальсификация фактов, допущенная Щекочихиным. По мнению Фалынского, неточности и измышления в статье появились в результате измышления Шапошникова. Последний, как утверждает Фалынсков, проявил себя во время службы в Северокавказском военном округе как волевой и умный начальник, но его также знали как "до беспредела самолюбивого командира". Это явилось одной из причин ненормальных служебных, деловых и просто "по-человечески порядочных взаимоотношений", которые сложились (возможно, не только по вине Шапошникова, уточняет Фалынсков) между ним и командующим войсками округа генералом армии Плиевым».

Но зачем же Шапошникову оговаривать Плиева? Вернемся к статье Бориса Алмазова, который задается этим же вопросом: «Я  не  знаю,  какие  личные мотивы руководили Шапошниковым, когда  он  писал  о  Плиеве,  но  литературный  образ  генерала, присланного   «огнем  и  мечом»  подавить  народ,  появился   до Шапошникова.  Таким  Плиев  предстает  со  страниц   «Архипелага ГУЛАГа» Солженицына, и читателю трудно не поверить в правдивость образа, созданного великим писателем. Трудно, но все  же  будем следовать  принципу  «все подвергай сомнению»,  в  том  числе  и создание Солженицына. Мне представляется  возможной следующая  ситуация  (заранее приношу свои глубочайшие извинения М.К. Шапошникову, если  я  не прав)  –  оставив  в стороне мотивы, вероятно,  очень  глубокие, личностные, которые заставили генерала Шапошникова начать борьбу за справедливость, отмечу, что репрессии против него начались  в 1966  году. Необходимо помнить, что все, в том числе и записи  о трагедии Новочеркасска, появилось много позже самого события,  в то время,  когда книга Солженицына уже ходила  в  списках.  Мне кажется,  что Шапошников, как автор, испытывал влияние  великого писателя  и  его  трактовки литературного  образа  И.А.  Плиева… Насколько  он  близок к реальному, должны судить  те,  кто  знал Плиева,   кто   имел  возможность  сравнивать,  кто   специально занимается изучением его биографии».

Как видим, Алмазов, незнакомый еще тогда с материалами прокураторы и данными о «ненормальных служебных, деловых и просто "по-человечески порядочных взаимоотношений"» Шапошникова и Плиева. Не берусь делать из Шапошникова антигероя этой истории, но «Новочеркасское дело» требует детального и всенародного изучения.Данные разных источников не сходятся, что, безусловно, понятно. Обращу лишь еще раз внимание на то, что разные люди в один голос говорят, что Плиев сделал всё, что мог, чтобы предотвратить трагедию. Если кто-то сможет доказать обратное, то я с интересом выслушаю. Бремя доказательств вины лежит на обвинителях.
***

PS. Уже в процессе написания статьи, я узнал, что на российские экраны вышел сериал «Однажды в Ростове», посвященное в том числе и «событиям в Новочеркасске», в котором была представлена «солженицинско-шапошниковская» версия событий.

UPD. Дополнительные материалы:


  • ​Статья "Анатомирование лжесвидетельства", написанная одним из бывших подчиненных М. Шапошникова после публикации материалов прокуратуры.

  • Глава из книги Ю. Щекочихина "Рабы ГБ", посвященная Новочеркасску и личности М. Шапошникова.

  • "Воззвание генерала Шапошникова" - отрывок из книги В Козлова "Массовые беспорядки в СССР при Хрущёве и Брежневе (1953 — начало 1980-х гг.)".

  • Т. Апарина "О Новочеркасске, романе «Зона» и его авторе". Это материал мне показался интересным из-за этого отрывка:"Когда толпа приблизилась к горкому, ей удалось на время захватить часть первого этажа, и перепуганные партработники стали с противоположной стороны выпрыгивать на землю из окон второго этажа. Но потом рабочих оттуда вытеснили солдаты. Затем, в соответствии с легендой, то есть с вымыслом, народным фольклором, колонне преградило путь подразделение русских солдат во главе с майором. Майор якобы получил от Микояна приказ открыть огонь по толпе на поражение. В ответ майор застрелился. Тогда подразделению приказали уйти, а на его место вывели подразделение НЕРУССКИХ солдат, которые открыли автоматный огонь поверх голов наступающей толпы. Но при этом солдаты не учли, что на деревьях близлежащего парка сидели любопытствующие ребятишки, которые были «срезаны» в веток пулями. При виде убийства детей толпа, озверев, кинулась на солдат. Тогда те, защищаясь, открыли огонь в упор. Убили несколько десятков человек, а ещё больше ранили. А тем временем кагебешники, одетые в рабочие комбинезоны, заснимали лица участников забастовки, чтобы потом их арестовать. Что здесь правда, а что вымысел? Народ добавляет вымысел к рассказу, потому что хочет, чтобы всё так было, как в его повествовании. Так, по данным, которые я получил в 1990-91 годах от группы «следопытов» – работников «Центрнаучфильма», никакого героя-майора, который застрелился, но не подчинился приказу стрелять в народ, не было в природе.. Не было по тем же данным и замены русских солдат нерусскими. Народу не хотелось верить, что русские способны стрелять в русских. Вот он и заменил в своей скороиспечённой легенде, что стреляли какие-то смуглые  солдаты. Стреляли  в целом свои, белобрысые. Хотя некоторые свидетели рассказывают про убитых на деревьях детей, в открытых КГБ могилах детей найдено не было. И огонь сразу на поражение солдаты открыли не в целях самозащиты, а по приказу Хрущёва, который был повторен в Новочеркасске командующим Северокавказского округа Героем Советского Союза генерал-полковником Плиевым, осетином по национальности. Но тогда я этого не знал. А вот кагебешники с кинокамерами – это правда. Именно по кадрам они и отлавливали забастовщиков..."

  • С. Подольский "Я был очевидцем трагедиии". Название говорит само за себя.

  • Отрывки из "Трилогии об отце" сына Н. Хрущева Сергея Хрущева. "Никита Хрущева. Реформатор":


Tags: Плиев Исса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments