April 29th, 2011

Осетинские Хроники: Мысли о грузино-осетинском противостоянии.

Публикую у себя текст автора soslan_oss,  для удобства разделил его на несколько постингов. 



Аксиома Сунь-Цзы: "Война - это великое дело для государства,
это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели.
Это нужно понять".

Аксиома Лиддел-Гарта: "Целью войны является мир, лучший, нежели довоенный".

Целью Грузии в отношении осетин по крайней мере последние 200 лет является либо их уничтожение, либо изгнание, либо полная ассимиляция. Документальных доказательств этому столько, что излишне останавливаться на этом вопросе подробно. Примеры ассимилированных осетин мы в большом количестве видим сегодня на улицах Цхинвала и Владикавказа. Беженцы из Грузии отличаются от осетин Осетии-Алании даже внешне, не говоря о неких культурных отличиях, буквально неся на своих лицах отпечаток долгой жизни среди грузин. Продумывая стратегию за Грузию в рамках достижения официально озвученной еще законно избранным грузинским президентом Гамсахурдия в отношении осетин и ЮО цели, не устаешь удивляться количеству ошибок, допущенных грузинской элитой. Везде, где она могла совершить глупость, она ее совершила, продемонстрировав необъяснимую неадекватность, венцом которой стал август 2008 года. Август был типичным примером грузинского образа действий - грубого, прямолинейного и откровенно глупого. Надо признать, что запрет осетинских школ в 40е был мерой гораздо более тонкой и красивой, поистине стратегической, имевшей для осетин печальные последствия. Ликвидация ЮО и изгнание сопротивлявшихся этому осетин стало для грузинского общества идеей-фикс, понять корни которой можно только проанализировав грузинский менталитет на уровне архетипов. Никаких разумных причин этому не было. Вспомним, что даже в момент развала Союза и начала осетинских погромов во внутренних грузинских районах ЮО просила всего лишь статус автономии в составе Грузии. Не оценив этой лояльности (для меня необъяснимой), грузинская элита начала войну, приведшую к развалу и унижению самой Грузии. Неприязнь к нацменьшинствам для Грузии традиционна и в моменты кризиса или вхождения в точки бифуркации неизменно выходила наружу. Но в нашем случае речь не о неприязни, а о войне.

Первое и основное, касаемое ментальности грузин (условное понятие во многом, но примем его за рабочее. В принципе рачинцы, хевсуры, гурийцы и т.п. имеют отличия в этом смысле): этот народ являет собой ярчайший пример диких амбиций и полной неспособности их реализовать. Это имеет следствием некий комплекс неполноценности, выражающийся в стремлении самоутвердиться на нацменьшинствах и постоянной смене хозяев, которых у Грузии было много. Результатом является чванливость, составляющая характерную особенность грузин. Но нас интересует другое следствие этих ментальных свойств, имеющее значение и для осетин: неспособность к реализации своих претензий и амбиций делает Грузию очень легко управляемой извне.

Глубокая психическая несамостоятельность красной нитью проходит через историю грузинского народа. Неспособность или нежелание осетин хоть раз ее использовать для достижения своих целей поражает. На ней можно было строить планы без преувеличения стратегического характера, но предки наши этого ни разу не сделали. Более того, всякий раз они поддерживали центростремительные тенденции в Грузии, когда нужно было играть на ее развал. Грузины - идеальный объект для манипуляций, чем прочие их соседи многократно пользовались. Они готовы броситься в объятия любому, кто восстановит их страну "в справедливых границах". Излишне говорить, какая это слабость. Без труда можно привести европейские государства, ставшие жертвами такого же комплекса неполноценности. Польша была ей перманентно. Именно поэтому поляками вертели то русские, то немцы, то англичане, а страну их по причине этой их стратегической слабости русские и немцы делили не единожды. По меньше мере в период между 1870 и 1914 годами Франция была также легко управляема извне. Тяжелое поражение в войне против Пруссии привело к территориальным потерям, которые вряд ли считал справедливыми даже Бисмарк. На них настоял Генштаб во главе с гениальным старшим Мольтке. Они делали мечту о реванше для французов неизбежной, до предела упростив их идеологию и пропаганду. От слова "Эльзас" у фрацузов глаза наливались кровью, чем блестяще пользовались англичане, незаметно подталкивая Францию в нужном им направлении. С 1870 года французы перестали располагать самостоятельностью внешней политики, хотя сами этого, возможно, так и не поняли. Аналогия с грузинами очевидна, только последние находятся в таком состоянии постоянно. Будь они самодостаточным, психологически стабильным народом, никаких войн в Осетии и Абхазии бы не было. Самые простые непрямые действия давали им в этих республиках искомый результат. Но именно потому, что грузины изначально нацелились на ликвидацию Осетии и Абхазии, развернув совершенно дикую пропагандистскую кампанию в лучших традициях Геббельса против осетин с абхазами, они потерпели поражение. Пренебрежение базовой аксиомой Лиддел Гарта ведет к стратегическому поражению всегда. Грузинам не нужен был лучший мир, они хотели выгнать "чужаков" со "своей" земли. Удивительно, но по крайней мере в Осетии у них не было никакого плана по достижению этой сомнительной цели.

В 2008 за них думали израильтяне с американцами, то есть никаких выводов грузины для себя из первой войны не сделали. У осетин никакой стратегии не было веками, о чем будет сказано ниже. Странно, но осетинский народ не считал грузин врагами даже после всех карательных экспедиций 19 века, жестокой колонизации ЮО, геноцида 1920 года, запрета осетинских школ. Только этот факт позволял Грузии со временем, действуя тонко, делаю ставку на дипломатию и непрямые действия, полностью поглотить ЮО. Она бы упала в руки грузин как спелое яблоко в руки садовника, когда наступает его время. Но ослепленные примитивным шовинизмом грузины просмотрели эту возможность. Они уподобились садовнику, трясущему дерево, когда плоды еще не поспели. Для Осетии особенно хорошо то, что широкого понимания этого лежащего на поверхности факта в Грузии нет и сегодня. Эта страна совершила самоубийство, иначе перспективы осетинского государства, ныне существующего, были бы нулевыми, равно как и абхазского.

Все постинги по этой теме я объединил тэгом "Хроники".

Осетинские Хроники: Осетины в плену иллюзий.

Публикую у себя текст автора soslan_oss, для удобства разделил его на несколько постингов.

Что касается осетин, то численность их в ЮО на момент начала конфликта в 1989 году была 66,7 тысяч человек. В Грузии - около 99 тысяч, 62 из которых в течении 3 лет стали беженцами, в массе своей хлынув в РСО-Алания. Противостоять 5миллионной стране априори для ЮО было маловероятно, думаю, и в этом кроется изначально мягкое требование автономии в новой Грузии; о выходе изначально речи не было. Но впоследствии наложились друг на друга генетическая способность осетин к войне при отсутствии оной у грузин и, самое основное, вопиющая неадекватность грузинской элиты, не упустившей ни единого шанса ошибиться. Огрузинение Осетии достигалось красиво и просто, возможно вообще без кровопролития. Однако грузины в интеллектуальном плане оказались не на высоте. Можно сослаться на то, что Грузия унесло потоком развала Союза. Согласно исторической логике, развал империй всегда сопровождается диким национализмом окраин и кровопролитием. Чем грандиознее конструкт, тем кровавее его распад. СССР был великой империей, и глубина его падения естественным образом оказалась равной высоте его взлета. Но война с немногочисленными, но упорными осетинами была для Грузии просто невыгодной. Единственный вариант, устраивавший их в рамках принятого решения об изгнании осетин и уничтожении ЮО - блицкриг, быстрый и ошеломительный разгром. Как только конфликт затянулся, он для грузин перестал быть логически оправданным даже минимально. Но понять даже это люди, принимавшие в Грузии решения, не смогли и повернули дело к террору мирного осетинского населения, убийствам и грабежам. Поражение Грузии в осетинской войне 1989-92 годов было полным, нынешние события - лишь его окончательное оформление. Но эта война - один из многочисленных примеров, когда проиграли обе стороны. Для осетин она стала катастрофой, приведшей к оттоку населения, разрушению инфраструктуры и невозможности вследствии этого экономического развития. С точки зрения классической стратегии, осетинам вообще не стоило воевать, но грузины самолично поставили для них вопрос так: Родина или смерть. Они лишили осетин альтернативы. В огромной степени грузинский шовинизм сделал из осетин нацию, это нужно понять. Аланские гены не умирают, они обязывают их носителя сражаться даже в безнадежной ситуации. Если принять это утверждение за теорему, то в ЮО она была полностью доказана. 23 ноября 1989 года горстка осетин развернула многотысячную толпу грузин, шедшую в Цхинвал "проводить митинг". Впоследствии один из тбилисских деятелей скажет, что идти на Цхинвал было ошибкой, но еще большей было вернуться с таким позором. Это был первый звонок для грузин, но они его не услышали, как и все последующие. Ну а осетины до самого конца находились в плену губительной иллюзии, стоившей им моря крови. Имя этой иллюзии - "братский грузинский народ".

Эта мысль настолько живуча, что не до конца добита даже сегодня, после всего происшедшего. Между тем, она и только она является причиной всех наших потерь в противостоянии с грузинами. Неспособность верно оценить ситуацию, четко разделив свои и чужие интересы, сыграла с осетинским народом очень злую шутку. А наши славные предки в этом плане более всего походят на слепых котят. Они постоянно были орудием для укрепления Грузии, часто использованным втемную. Потом, когда за грузинами замаячили русские штыки, осетины стали им ненужны, сделав ЮО объектом жестокой колонизации. На ум тут же приходит странная и глубоко трагичная для осетин фигура Сослана-Давида, положившего жизнь во имя усиления Грузии, привлекший ради достижения этой цели к себе множество осетин-алан. Через пару веков в значительной степени созданная Сосланом Грузия устроила для его единокровных братьев кровавую баню. Те осетины, что гордятся этим деятелем, у меня вызывают лишь глубокую жалость. Сослан-Давид явил миру законченный пример осетинского поведения - глупого, недальновидного, в конечном итоге оборачивающегося против самих осетин. Мы все время обманывались, чем грузины всегда пользовались. Смешно их в этом обвинять, в этом случае они как раз действовали абсолютно верно. Перефразируя осетинского классика Сека Гадиева, кости наших предков разбросаны по всему миру от Монголии до Европы, они ноют на полях минувших битв. Пользы от этого нам ровно никакой. Осетины никогда не могли усвоить простой истины: войны чаще всего выигрываются не в сражениях. Дело не в том, кто больше крови пролил. Война в моем понимании призвана утвердить и обеспечить жизненно важные интересы нации, достигнуть лучшего для нее состояния мира. Чаще всего грамотной целью является не уничтожение врага, а обращение его в союзника, это всегда приносит дивиденды. Война - сложная система, в которой собственно военная составляющая может быть второстепенной. Ее еще нужно конвертировать в выгоду экономическую, политическую, культурную. Мы же всегда действовали бесхитростно, позволяя другим пользоваться плодами своего мужества. Аксиома Сунь-Цзы: "Сто раз сразиться и сто раз победить - не лучшее из лучшего. Лучшее из лучшего - покорить чужую армию не сражаясь". Теорема Сунь-Цзы: "Самое лучшая война - разбить замыслы противника; на следующем месте - разбить его союзы; на следующем месте - разбить его войска. Самое худшее - осаждать крепости". Вдумавшись в эти простые истины, мыслящий человек поймет, что осетины всегда шли по худшему из путей. Мы смеемся над грузинами, считая их трусами, кичась своей храбростью. Вот только, по меткому замечанию одного достойного осетина, даже собака бывает храброй, и менталитет осетин всегда мало отличался от менталитета храброй собаки. Признаемся себе в этом, это необходимо для нашего будущего.

Немногочисленный народ,никогда не имевший осмысленной цели, не сознаваший своих интересов, не субъект, а объект действия - вот чем осетины являются веками. У нас никогда не было своей стратегии развития, поэтому мы всегда жили по чужой. Это узловой момент осетинской истории, ее тайный смысл. Осетины умеют биться, но не воевать, ибо война - это нечто более тонкое и сложное, чем проливание крови. Аксиома Сунь-Цзы: "Война - это путь обмана". Нам стоит усвоить мысль великого китайца и вбить ее в свои головы. Осетины - печальный пример нации, веками бездарно проливавшей кровь за чужое дело. Плотной завесой самообмана и неприличной неспособности верно оценить свои и только свои приоритеты отделена эта нация от реальности. Даже в январе 91 года мы умудрились проспать ввод грузинских формирований в Цхинвал, до последнего веря в "братский грузинский народ". В результате ЮО лишилась поколения титанической силы духа, от вершин которой перехватывает дыхание. Эти парни могли зверски замученными кидать в лицо изумленным грузинам гордое "я - осетин!" и плевать на кизиловый флаг. Это поколение вынесло на своих плечах изначально почти безнадежную войну, ему мы обязаны государством, только ему. Вот только до победы из них мало кто дожил, ибо после войны оставшиеся в живых обрушились друг на друга со своей обычной страстью и силой, растратив драгоценную пассионарность на убийство друг друга. Мы подошли к гибельной особенности осетинского менталитета: осетины не прощают друг другу того, что могут простить чужому. Это - следствие нашей городости, слишком часто переходящей в гордыню. Вспомним Эпос и историю гибели нартов, она точно отразила это наше свойство.
Все это пишется с одной целью: мы должны наконец понять причину трагедий, происходящих с осетинами пугающе часто. Либо дело во внешних факторах, либо в нас самих. Я уверен во втором. Сегодня нам необходимо пересмотреть и проанализировать все то, что происходило с осетинским народом, чтоб не наступать на одни и те же грабли веками, не быть пушечным мясом и штрафбатом посторонних сил. Осознать свои интересы и четко отделить их от русских, грузинских, каких-угодно. Поставить себе цель, разработать стратегию развития, которую общество сообща будет реализовывать. Братская Грузия отныне и впредь для осетин может быть лишь средством обретения той или иной выгоды, орудием, которым нужно пользоваться. Некоторые слабости грузинской психики указаны выше, на деле их много больше. Если от Грузии нет никакой выгоды, то она нам не нужна. В ее существовании Осетия вообзе не заинтересована, это надо помнить. Пора прекратить пренебрегать своими интересами ради эфемерных "братства и гуманности". Очевидно, что постоянного кровопролития и демонстраций героизма Осетия долго выдерживать не сможет, если систему постоянно расшатывать извне и изнутри, она даст сбой. Сама жизнь толкает осетин на путь непрямых действий, игр разума, достижения целей возможно малой кровью. Образно говоря, противника не нужно заливать кровью своей и даже его собственной. Лучше победить до боя, разложить его изнутри, использовать его слабости, обмануть. У нас есть нация (ее состояние - предмет другого разговора), есть государство. Должны быть цели и инструментарий их достижения, должно быть единение лучших умов по обе стороны Хребта, непрерывно ищущих варианты развития нашего Ирыстона и только его. Иначе все вернется к заколдованному кругу осетинской истории с постоянным кровопролитием, смертью лучших и воспеванием их подвигов. Алания сократилась до размеров Осетии, но даже тогда наши предки не сделали выводов. Их Осетия оказалась зажатой в горные теснины, отрезанной от равнинной экономической базы, обреченной на нищету. Ей не было места в истории, его заняли более сильные и умные. Но теперь иное время. Время Осетии прагматичной, собранной, жесткой, пассионарной и хитроумной. Это нужно понять.


Все постинги по этой теме я объединил тэгом "Хроники".

Осетинские Хроники: "Форпост".

Публикую у себя текст автора soslan_oss , для удобства разделил его на несколько постингов.

Перейдем к еще одной вредной иллюзии, инфильтрованной в массовое сознание осетин. Общий ее смысл – Осетия является единственным форпостом России на Кавказе, близка русским в смысле культуры и религии. Известная доля справедливости в этом утверждении, возможно, есть, однако при ближайшем рассмотрении ее внутренняя нелогичность становится очевидной.
С конца 18 века Кавказ для русских становится зоной жизненно важных интересов, важнейшим плацдармом для продвижения к южным проливам и Ближнему Востоку с перспективой подрыва британского влияния в Азии. Сердцем Британской Империи была не Англия, а Индия, и продвижения к ее границам русских англичане панически боялись. Борьба двух империй была жесткой, главной ее жертвой стал Иран, оказавшийся меж двух огней и пришедший к окончательному упадку. Мастера стратегии непрямых действий, англичане в этой схватке взяли верх, но победа их оказалась Пирровой. Осуществляя свою стратегию, русские избрали плацдармом на Кавказе грузинские территориальные образования. В сжатые сроки из них была слеплена страна Грузия, а Тифлис стал столицей русского Кавказа. В этой игре ЮО была принесена в жертву грузинским амбициям. Карательные экспедиции русских стоили значительное число жизней осетинам, так никогда и не смирившимся с бесчинствами, творимыми грузинами в ЮО с одобрения русской администрации. Грузия расцвела под эгидой России, а ЮО все больше деградировала. Это является фундаментальной причиной восстаний Бега Кочиева в 1830 и Махамата Томаева в 1850 годах. Имена этих достойных осетин ныне преданы забвению, их именем в Осетии не назвали даже улицу. Этот факт мне говорит о нынешнем состоянии осетинского общества больше, чем любые бодрые заявления наших элит. Север Осетии в сравнении с югом был обласкан, но и здесь не обошлось без эксцессов вроде экспедиции Абхазова 1830 года, лишившей тагаурскую знать контроля над стратегической дорогой из Севкавказа в Закавказье, получившей имя «Военно-Грузинской». В стремлении укрепить Грузию Россия дошла до того, что в начале 1920х едва не включила в ее состав север Осетии и Ингушетию. При этом очень грамотно наступили на больную осетинскую мозоль – вопрос о единстве. Осетии предложили объединиться, но в составе Грузии. К счастью, из этого ничего не получилось. Тем не менее, Трусовское и Кудское ущелья Осетии до сих пор находятся под грузинской юрисдикцией. Зафиксируем себе мысль: две сотни лет форпостом России на Кавказе была Грузия, облагодетельствованная в том числе и за счет интересов осетин. В нас Россия всегда видела все тех же храбрых собак, которые никогда не подведут и требуют минимум внимания. Напомню, что Кровавое Рождество 1991 года случилось после того, как под покровом ночи в Цхинвал русским комендантом Малюшкиным были впущены грузинские формирования. В очередной раз грузины и русские договорились за нашей спиной, а осетины до последнего хранили веру и в тех, и в других. Мы получили то, что заслужили. Глупость хуже преступления, а отсутствие стратегии для нации смертельно.

В принципе, договориться с осетинами России легче, чем с остальными кавказцами. У нас присутствует изначальная тяга к государству и актуализирующему его этносу, которая у наших соседей выражена слабее. То же самое можно сказать и о склонности к образованию, в этом вопросе осетины далеко опережали других кавказцев в 19 – начале 20 вв. Понятие «военная интеллигенция» для кавказцев звучало смешно, но только в Осетии эта интеллигенция была, и возводят ее к первому осетинскому генералу Асланбеку Туганову. Все это обусловило значительную включенность по крайней мере севера Осетии-Алании в общеимперский контекст и его лояльность русским. Ситуация с югом же парадоксальна. Здесь осетины хранили какую-то детскую веру в то, что там, в Петербурге, ничего не знают о бесчинствах, творимых у них. Мысль, что в этих самых бесчинствах грузины опирались на Россию, словно казалась нашим предкам кощунственной. Такой она большинству осетин кажется и сегодня, что хорошо показывает количество мусора в нашем национальном сознании. ЮО судить строго нельзя, тогда у осетин не было ни единого шанса оказаться вне Грузии, даже если бы нами руководил Юлий Цезарь. Русским ЮО была не нужна. Пример действий самих осетин дан в блестящем романе Нафи Джусойты «Кровь предков». Группа осетин спасается от карателей в 1830 году и пытается уйти на север в Нар. Навстречу им выходят нарцы и отказываются принять, объясняя это тем, что у севера проблем с Россией нет, а юг пусть решает свои вопросы сам. Убогая попытка демонстрации собачьей преданности России оказалась неудачной: в том же 1830 году русские каратели во главе с грузином Абхазовым прошлись по северной Тагаурии. Это пища для тех, кто умеет размышлять. Перейдем к внутреннему содержанию идеологической концепции «форпоста». Этот вопрос стоит проанализировать, потому что само слово «форпост» употребляется осетинскими элитами пугающе часто. Думаю, дай им волю, и РСО-Алания уже давно была бы переименована в «Республику Форпост», а этнологи бы зарегистрировали вместо осетин новую нацию «форпостники».

Первое и основное следствие внедрения "Форпоста" в массовое сознание - видимая потеря самостоятельности мышления большой частью наших соотечественников. Они как будто стремятся побыстрее раствориться среди русских, сменить идентичность на "православно-русскую". "Форпост" превратил многих осетин в подобие мужчин, в существ с психологией забитого животного, не мыслящих себе жизни без братской России. Эти существа есть худшие враги Осетии, потому что самосознание их подобно чуме - оно заразно. Они начинают воспринимать наших соседей чуть ли не как врагов, от которых осетин защищает Россия. Можно встретить среди нас людей, с пеной у рта доказывающих правоту русских в войне против Чечни, хотя элементарная этика требует молчания в этом вопросе. Умение прятаться за чужую спину с точки зрения чистого разума довольно полезно, даже стратегично - загребание жара чужими руками есть верх красоты стратегии вообще. Незадача в том, что осетины к своему несчастью никогда этого делать не умели. Мысль о "форпосте" прививает нам как нации осадную психологию, между тем помимо конфликта с грузинами и ингушами (тупикового и бесполезного) со остальными соседями у осетин проблем нет. Русским складывающаяся ситуация крайне выгодна. Осетины - единственный народ с территориальными образованиями по обе стороны Хребта, значение этого факта до сих пор недооценивается только самими осетинами. Поэтому, по большому счету, России нужна не Осетия-Алания (на наши планы ей всегда было плевать), а именно что Форпост. Прежний утерян, поэтому с развалом Союза стали создавать новый. Перекодировка населения этого плацдарма идет вполне успешно. Наши элиты (они достойны отдельного разговора, и он будет) играют в ней большую роль, стремясь казаться большими русскими, чем сами русские - ничего, кроме смеха, эти попытки не вызывают. Геополитическая ориентация Осетии на Россию ни у кого сомнений вызывать не должна, осетины ее закрепили своей кровью в многочисленных войнах, она для нас естественна, равно как и интегрированность всего Кавказа в российское правовое пространство и экономику. Но это нисколько не противоречит простой мысли: не обязательно быть Форпостом, достаточно быть Осетией-Аланией. Если в культурном и идеологическом плане концепция российского плацдарма явно вредна и ведет к деградации, то в плане экономическом, как ни странно, она не более полезна.

Выше упомянуто о том, что получили в свое время грузины от своего форпостного статуса. Помимо собственно страны (таковой нельзя считать турецкий вилайет или персидскую провинцию), Грузия приросла территориями, получила инвестиции в экономику не сравнимые с другими кавказскими республиками и уровень жизни намного выше, чем даже в метрополии. Грузины клялись в вечной любви России, говорили о солнце, встающем на севере, и за всеми этими словами стояли материально осязаемые привилегии, получаемые ими от Москвы. Влияние подчиненного на начальника есть классика менеджмента, это очень хорошо видно на примере русско-грузинских отношений. Если Осетия чуть ли не единственный союзник русских в таком важнейшем регионе, как Кавказ, то согласно элементарной логике осетины должны иметь негласный приоритет над другими кавказскими республиками во всех вопросах. Начиная с инвестиций в инфраструктуру и кончая важными политическими вопросами. Для психически забитых, полагающих, что русские оберегают осетин от посягательств других кавказцев, есть одно слово: Беслан. От посягательств осетин, лезгин и прочих русские защищали грузин. Нас не нужно защищать, да это и не делается. Беслан показал, что русские в принципе сегодня не могут предоставить нам даже базовую политическую услугу - безопасность. Все зависит только от осетин, никто не сделает нашу работу за нас. Экономически Осетия так же депрессивна, как и соседи. Никаких преференций от своей "форпостности" осетины не имеют, наше слово не важнее любого другого, финансово нас обеспечивают ничем не лучше "нефорпостных республик". Уровень жизни Осетии высок разве что по сравнению с Ингушетией, желающие могут гордиться. "Форпост" разлагает нашу нацию, лишает ее идентичности и не имеет никакого внутреннего наполнения, в первую очередь экономического. Не считают русские осетин братьями, это еще один самообман, отделяющий осетинский народ от реальности и мешающий его развитию. "У Британской Империи нет друзей, есть интересы". Мы не пользуемся заявленной избранностью, не имеем от нее никакой выгоды, даже краткосрочной. Стратегически же мы оказываемся в безусловно проигрышном положении, если только не очистим свое самосознание от мусора. Это должна понимать в первую очередь элита Осетии, но именно она развила концепцию "форпоста", которая даже при поверхностном анализе рассыпается как карточный домик.

Причина тут только одна: некомпетентность и неадекватность осетинской элиты реально стоящим перед Осетией задачам. Концепция "форпоста" мертворождена, но она лелеется чиновниками, потому что ничего альтернативного они нации предложить не могут. Не хватает интеллекта, духа, страсти. Кавказские элиты вообще жалкое зрелище, и наши в частности. Из того, что написано выше, можно сделать два вывода. Либо мы никакой не форпост, либо наши элиты не могут конвертировать заявленный особый статус в осязаемые блага. Каждый волен выбрать вариант, кажущийся ему правильным, по мне так в обоих есть доля правды. Грузины свою лояльность России использовали процентов на 90, а наши отношения с Москвой - улица с односторонним движением. Я далек от мысли, что осетины могут вести какую-то свою игру с русскими, этого и не требуется. Нужно только прекратить разлагать осетин порочной мыслью, низводящей народ беспрецедентной стойкости и мужества до уровня форпостников-плацдармников и еще Бог весть кого. И если интерес Осетии в чем-то расходится с интересом русских, то не следует сразу его сдавать, как это делается сейчас повсеместно. Всегда нужно что-то получить взамен для Осетии, помимо взяток себе. Я, наверно, прошу слишком многого; наши элиты вряд ли вообще мыслят себе какой-то интерес вне русского помимо того, что касается лично их.

Мысль моя проста: осетинам нужна иная идеология, которая способна их усилить, а не "форпост", уже сделавший из многих дегенератов с парализованной волей. Теперь, когда наша нация обрела государство, возможности для конструирования такой идеологии многократно возросли. Это будет идеология мужественных, умных и жестких людей, способных к развитию и имеющих цель. Форпост - это не цель, не ее подобие. Это самосознание "элиты", у которой его вообще быть не должно. Как заразную болезнь оно распространило эту идею среди нации, у которой испокон веков царил культ силы духа и несгибаемой воли. Аланы-осетины в древности стариков считали презренными и даже убивали, потому что в их полной опасностей жизни мужчина не должен был дожить до седин. Если дожил - значит, трус, значит, в битвах цеплялся за свою жизнь, проявляя слабость духа. Эпизод, отраженный в Эпосе, в том числе и у соседей, но объясняемый только из осетинского забытого обычая. Аланы были из того же теста, что и защитники Цхинвала, это родство крови, пронесенное сквозь тысячелетия. Пассионарный импульс осетинам "форпост" не придаст, поэтому он нам не нужен.

Все постинги по этой теме я объединил тэгом "Хроники".

Осетинские Хроники: Меньшинство и элита.

Публикую у себя текст автора soslan_oss , для удобства разделил его на несколько постингов.

Мы живем в век доминирования демократий, которые, как известно, формально определяются как власть большинства. Фактически они никогда не отвечали этому критерию, но все же с наступлением мануфактурной эры были вызваны из эллинского небытия народившейся европейской буржуазией, для которой стали оптимальным устройством государства. Мы, в силу того что после Хромого Тимура перестали быть значимой силой, едва не исчезли и столетиями медленно деградировали в горах, оставив равнину кабардинцам, на себе влияния демократии не испытали, разве что военной, да и то давно. Сейчас, после появления государства, должного дать осетинам новый импульс энергии, мы обязаны заняться целеполаганием и стратегическим планированием. Эту мысль я буду повторять с той же частотой, с какой римский сенатор призывал стереть Карфаген с лица земли. Поэтому нам нужно уяснить себе следующее: жизнь, направление развития и судьбу любой нации в любой исторический момент определяет ее меньшинство. Оно есть его мыслящая часть, его душа и мозг, направляющее национальную энергию в нужное русло. Не ручаюсь за цифры, но к сказанному вполне можно применить известный в экономике принцип Парето 80/20: 20% нации осуществляют 80% ее свершений. Это меньшинство в идеале представляет собой некую сеть людей различного происхождения, достатка и профессий, "покрывающую" общество и беспрерывно ищущую варианты его развития. Опять же в идеале оно проникнуто осознанием своего предназначения, своей миссии, суть которой - всестороннее развитие этноса. За всеми достижениями тех или иных этносов всегда стоит меньшинство, аристократия интеллекта и духа, которая определяет цели, общественное мнение, самосознание народа. Осознание своей ноши и миссии, требовательность к себе - отличительное ее свойство, крайнее выражение получившая у самураев в Японии. Желанность смерти ради Родины и своего повелителя, культ мужества и благородства прививались им с самого детства, доходя до крайности. "Хагакурэ" Ямамото Цунэтомо детально описывает самурайское мировоззрение. Путь нации определяет ее меньшинство, которое в науках, изучающих общество, зовется элитой. Как только оно теряет осознание своей миссии, связи с большинством, ответственности за судьбу этноса, то этот самый этнос начинает деградировать и разлагаться, ослабевать и походить на корабль, носимый бурей. Пока не нарождается новая элита, он в таком состоянии и находится, в лучшем случае. Особенности нынешней осетинской элиты требуют серьезного анализа, которого все чураются. Ее качество жизненно важно для нас, тем более после августа 2008, когда контекст существования осетинского народа изменился. Запомним только, что помимо всего, элита - это те, кто постоянно думает о том, что будет после их смерти. Как только ты перестаешь об этом думать и ограничиваешь свою мысль рамками своей жизни, ты перестаешь быть элитой.

Все постинги по этой теме я объединил тэгом "Хроники".